Секция № 7 «От беспилотных к безлюдным технологиям»

700 просмотров

Беспилотная гражданская авиация, беспилотный мониторинг ЛЭП, дорожного полотна, трубопроводов, лесов, удаленных горных объектов, роботизированные производственные линейки, роботы-промоутеры, безлюдные заводы — все это уже реальность, которую обсудили участники секции «От беспилотных к безлюдным технологиям». 

Наступит ли технологическая сингулярность? Какова средняя окупаемость роботизированной технологии? Какие грабли ждут тех, кто решится ступить на беспилотный/безлюдный путь? Об этом спрашивал спикеров ведущий секции Евгений Борисов (ФРИИ, Заместитель директора, Член Совета Клуба 4CIO). 

«Мы фактически наблюдаем, как творится история», — отметил Алексей Куканов (ГТЛК, Управляющий директор по работе с цифровыми активами). Летом 2023 года Правительство РФ утвердило Стратегию развития беспилотной авиации до 2030 года. Предполагается, что в течение ближайших шести лет в нашей стране появится новая отрасль, связанная с производством и использованием гражданских беспилотников, а российский рынок достигнет 1 трлн рублей. «Уже сейчас мы имеем более двух десятков базовых сценариев применения беспилотных технологий: экомониторинг, поиск пропавших людей, логистика. Начальный этап реализации проекта будет сложным, и в счастливое будущее мы завтра не попадем, но абсолютно точно уверен, что задача будет решена. Мы увидим беспилотные проекты, которые будут возить не только грузы, но и нас с вами», — подытожил Алексей.

Отличный пример безлюдной технологии — роботизированный завод по производству сырокопченых колбас группы «Черкизово» в Кашире, который был запущен в промышленную эксплуатацию в 2018 году. Весь производственный процесс: от разгрузки сырья до получения готовой продукции происходит без людей. «Мы ввязались в этот проект ради качества продукции. Не секрет, что чем меньше людей будет участвовать в процессе производства пищевой продукции, тем качественнее она будет», — рассказал Владислав Беляев (Группа «Черкизово», CIO). Инвестиции в ИТ-часть, по словам Владислава, составили 100 млн рублей, в роботов и автоматизированные линии — больше миллиарда рублей. Планируемая окупаемость проекта — семь лет, но Владислав уверен, что эта цифра сократится. 

В компании «Северсталь» также используются и роботизированные, и автоматизированные технологии: «Наш вектор развития — это не только вкладываться в технологии RPA, а подойти комплексно к системе автоматизации», — отметил Владимир Сидоров (Северсталь-Инфоком, Руководитель R&D). На путь роботизации и автоматизации многие компании толкает кадровая проблема — нехватка людей (и речь даже не про ИТ) ощущается на каждом промышленном предприятии: демографическая яма и события 2022 года привели к тому, что в распоряжении компаний есть лишь небольшая часть работоспособного населения. По мнению Сергея Усика (Абрау-Дюрсо, Директор по ИТ) дефицит кадров ярко выражен в сегменте ручного труда: «Мы всегда взвешенно подходим к решению, поставить робота на тот или иной процесс или нанять еще десять человек». Возможность роботизации какого-либо процесса иногда зависит не только от желания компании, в «Абрау-Дюрсо» хорошо показал себя пилотный проект по высадке винограда при помощи GPS: «Мы должны были запустить проект по роботизированной посадке винограда, но в тех локациях, где планировали, GPS больше не работает», — рассказал Сергей. 

Павел Гудков (Фонд содействия инновациям, Заместитель генерального директора) в рамках своего выстпуления привел множество примеров проектов, связанных с роботами: робот-промоутер, робот-строитель, робот-сортировщик мусора, робот-пациент и не только. Как отметил Павел: «Роботизированные технологии применяют не только крупные компании, но и небольшие стартапы».

О беспилотных и безлюдных технологиях мы продолжим говорить и дальше в клубном формате — роботы, как физические, так и программные — это то, что будет развивать многие отрасли экономики.